Nigel Balchin

Найджел Балчин

A Custom House Incident

Происшествие в таможенном терминале

Английский -> Русский, 05.10.2019


Nigel Balchin, a modern English writer, was born in 1908. He is the author of several novels, stories and screen-scripts.

Найджел Балчин, современный английский писатель, родился в 1908 году. Он автор нескольких романов, рассказов и сценариев спектаклей.

------------------

------------------

Among the passengers travelling home by train from Florence there was a certain Miss Bradley. I only noticed her when passing down the corridor, because of her really remarkable plainness. She was rather a large, awkward woman of about thirty-five with a big, red nose, and large spectacles. Later on, when I went to the dining-car, Miss Bradley was already seated, and the attendant placed me opposite her.

Среди пассажиров, ехавших на поезде домой из Флоранс, была некая мисс Брэдли. Я сразу заметил её, когда шёл по вагону, благодаря её довольно приметному виду. Она была достаточно крупная, неловкая женщина лет тридцати пяти с большим красным носом и крупными очками. Позже, когда я пошёл в вагон-ресторан, мисс Брэдли была уже там, и проводник посадил меня напротив неё.

I think we may have exchanged half a dozen words at dinner, when passing one another the sugar or the bread. But they were certainly all we exchanged, and after we left the dining-car, I did not see Miss Bradley again until we reached Calais Maritime.

Кажется, мы обменялись за ужином полудюжиной слов, передавая друг другу сахар или хлеб. Но это было единственное, чем мы обменялись; и, покинув вагон-ресторан, я больше не видел мисс Брэдли, пока мы не приехали в Кале Маритим.

And then our acquaintance really began, and it began entirely on my initiative. There were plenty of porters, and I called one without difficulty from the window of the train. But as I got off, I saw Miss Bradley standing on the platform with two large very old suit-cases. The porters were passing her by.

И вот тогда наше знакомство началось уже по-настоящему. А произошло это, исключительно по моей инициативе, вот как. На перроне сновало много носильщиков, и я без труда позвал одного из них из окна поезда. Но, когда я вышел из вагона, я увидел мисс Брэдли, стоящую на перроне с двумя большими очень старыми чемоданами. Носильщики проходили мимо неё.

I am quite sure that had she been an even slightly attractive woman, I should not have gone up to her, but she was so ugly, and looked so helpless that I approached her, and said:

Я абсолютно уверен, что, будь она хоть немножко привлекательной женщиной, я не подошёл бы к ней. Но она была настолько неприглядна, и выглядела такой беспомощной, что я подошёл к ней и сказал:

"My porter has a barrow. Would you like him to put your cases on it too?"

– У моего носильщика есть тележка. Хотите, он положит туда и Ваши вещи?

Miss Bradley turned and looked at me.

Мисс Брэдли повернулась и посмотрела на меня.

"Oh — thank you. It is very kind of you."

– О, спасибо. Это очень любезно с Вашей стороны.

My porter, without great enthusiasm, added her luggage to mine; and in a few minutes we found ourselves on board the Channel ferry.

Мой носильщик без большого энтузиазма положил её багаж к моему, и через несколько минут мы оказались на пароме через Ла-Манш.

Before the boat had been under way for ten minutes, I realized that Miss Bradley was a remarkable bore. Shyly and hesitantly she kept on talking about nothing, and made no remark worth taking notice of. I learned that she had been in Italy a fortnight, visiting her sister who was married to an Italian. She had never been out of England before.

Когда пароход уже десять минут, как был в пути, мне стало ясно, что мисс Брэдли редкостная зануда. Со стеснительностью и нерешительностью в голосе она постоянно болтала ни о чём, и явно не беспокоилась о том, слушают ли её. Я узнал, что она была в Италии две недели, и приезжала туда к сестре, которая замужем за итальянцем. А до этого она никогда не покидала Англию.

I did not look forward to travelling to London with her for another four hours, so excusing myself I went along to the booking-office on board the boat and booked myself a seat on the Golden Arrow. Miss Bradley was travelling by the ordinary boat train, so this would mean that we should part at Dover.

Меня как-то не прельщала возможность ехать в Лондон в её компании оставшиеся четыре часа, так что я, заранее извинив себя за этот поступок, отправился в кассу на борту парохода, и заказал себе место на «Золотую Стрелу». Мисс Брэдли поедет на обычном поезде, так что мы должны были расстаться в Давере.

At Dover I hired one of the crew to carry our luggage. Normally, passengers for the Golden Arrow are dealt with by the customs first, as the train leaves twenty minutes before the ordinary boat train. When the boy asked if we were going on the Golden Arrow, I hesitated and then said "Yes". It was too difficult to explain that one of us was and one of us wasn't, and then it would get Miss Bradley through the customs quickly.

В Давере я нанял одного служащего, чтобы нести наш багаж. Обычно пассажиры «Золотой Стрелы» проходят таможню первыми, так как этот поезд отходит на двадцать минут раньше, чем обычный. Когда носильщик спросил, поедем ли мы на «Золотой стреле», я, поколебавшись, ответил «да». Было слишком трудно объяснять, что один из нас едет на ней, другой не едет. Благодаря этому, мисс Брэдли прошла таможню быстро.

As we went towards the Customs Hall, I explained carefully to her that my train left before hers, but that I would see her through the customs; the boy would then take the luggage to our trains, and she could sit comfortably in hers till it left. Miss Bradley said, "Oh, thank you very much."

Когда мы подходили к таможенному терминалу, я аккуратно объяснил ей, что мой поезд отходит раньше, чем её, но мы будем проходить таможню вместе; затем носильщик разнесёт багаж по нашим поездам, и она сможет с комфортом посидеть в своём поезде, пока он не тронется. Мисс Брэдли сказала: «О, благодарю Вас».

The boy, of course, had put our suit-cases together on the counter, and Miss Bradley and I went and stood before them. In due course the customs examiner reached us, looked at the four suitcases in that human X-ray manner which customs examiners must practise night and morning, and said, "This is all yours?"

Носильщик, конечно, поставил наши чемоданы рядом, и мы вместе с мисс Брэдли, проходя таможню, стояли рядом с ними. Когда таможенный инспектор, наконец, дошёл до нас, он посмотрел на наши чемоданы взглядом, подобным рентгеновскому лучу – взглядом, который каждый таможенный инспектор натренировал ежедневной и еженощной работой, – а затем сказал: – Это всё ваше?

I was not quite sure whether he was speaking to me, or me and Miss Bradley. So I replied, "Well — mine and this lady's".

– Мои и этой дамы, – ответил я, не будучи уверен, был ли этот вопрос адресован мне или мисс Брэдли.

The examiner said, "But you're together?"

– Так вы вместе?, – спросил инспектор.

"For the moment," I said rather foolishly, smiling at Miss Bradley.

– Временно, – сказал я, улыбнувшись мисс Брэдли, и осознав, что прозвучало это глупо.

"Yes," said the customs man patiently. "But are you travelling together? Is this your joint luggage?"

– Так, – сказал инспектор терпеливо, – Но вы путешествуете вместе? Это ваш общий багаж?

"Well, no. Not exactly. We're just sharing a porter."

– Нет-нет. Не совсем так. У нас просто общий носильщик.

I pointed my cases out. I had nothing to declare, and declared it. Without asking me to open them, the examiner chalked the cases and then, instead of moving to my left and dealing with Miss Bradley, moved to the right, and began X-raying somebody else's luggage. The boy took my cases off the counter. I hesitated for a moment, but then decided it was no use waiting for Miss Bradley since we were about to part, so I said:

Я показал, которые из этих чемоданов мои, и указал в декларации, что у меня нет ничего, что подлежит декларации. Не требуя ничего открывать, инспектор пометил чемоданы мелом, а затем, вместо того, чтобы переместиться налево и заняться мисс Брэдли, он переместился направо и стал буравить взглядом чей-то чужой багаж. Носильщик взял мои чемоданы со стойки. Я минуту поколебался и решил, что нет смысла ждать мисс Брэдли, так как мы уже должны расстаться, и сказал:

"Well, I'll say good-bye now, and go and find my train. I expect the examiner'll come back and do you next. The porter will stay and bring our luggage up to the trains when you're through. Good-bye."

– Ну всё, теперь я должен попрощаться и идти искать мой поезд. Полагаю, инспектор вернётся и займётся Вами. Носильщик останется с Вами, и отнесёт наш багаж к поездам, когда вы закончите. До свидания.

Miss Bradley said, "Oh... good-bye and thank you so much." We shook hands and I left.

– О… до свидания и большое Вам спасибо, – ответила мисс Брэдли. Мы пожали руки и расстались.

I found my seat in the Golden Arrow and began to read.

Я нашёл своё место на «Золотой Стреле» и углубился в чтение.

It must have been about twenty minutes later that I suddenly realized the train was due to leave in five minutes and that the porter had not yet brought my luggage. I was just going to look for him when he appeared, breathing heavily, with my suit-cases. I asked him rather what he had been doing.

Прошло, вероятно, около двадцати минут, когда я неожиданно вспомнил, что поезд должен отправиться через пять минут, а носильщик всё ещё не принёс мой багаж. Я уже собрался идти искать его, когда он появился, тяжело дыша, с моими чемоданами. Я спросил его, что там с ним случилось.

"The lady is still there," said the boy, "and will be for some time, I think. They are going through her things properly."

– Леди всё ещё там – сказал носильщик – и думаю, что ещё задержится. Они собираются осмотреть её вещи досконально.

"But why?"

– Но почему?

"Well, they'd found forty watches when I came away, and that was only the start, so I thought maybe you wouldn't want me to wait."

– Когда я уходил, они нашли сорок наручных часов, и это было только начало. Так что, я подумал, может быть Вы не захотите, чтобы я её ждал.

I have often wondered whether, when Miss Bradley stood so helplessly on the platform at Calais, she had already chosen me as the person to come to her rescue, or whether she was just sure that somebody would.

Я часто задумываюсь, почему мисс Брэдли стояла с таким беспомощным видом на платформе в Кале, выбрала ли она меня своим помощником или просто была уверена, что хоть кто-то да поможет ей.

Looking back, I think, she must have chosen me. I am fairly sure of that though exactly how, I have never been clear. I am quite sure she never made the slightest effort to make my acquaintance.

Вспоминая этот случай, я думаю, что она выбрала меня. Я в этом даже не сомневаюсь, хотя так и не понял, как именно ей это удалось. Она ведь ни разу не предпринимала ни малейших попыток познакомиться со мной.


© 2020 – Вавилонист