Frederick Forsyth

Фредерик Форсайт

The Fox (часть 1)

Лисица (часть 1)

Английский -> Русский, 21.01.2020


1

1

No one saw them. No one heard them. They were not supposed to. The black-clad Special Forces soldiers slipped unseen through the pitch-Dark night towards the target house.

Никто их не видел. Никто их не слышал. Никто не должен был их видеть и слышать. Солдаты в чёрной экипировке из отряда особого назначения под прикрытием ночной темноты незаметно подошли к нужному дому.

In most town and city centres there is always a glimmer of light, even in deepest night, but this was the outer suburb of an English provincial town and all public lighting had ceased at one in the morning. This was the darkest hour, 2 a.m. A solitary fox watched them pass but instinct bade him not interfere with fellow hunters. No house lights broke the gloom.

В центре любого города или селения даже глубокой ночью хоть какая-нибудь лампочка обязательно освещает улицу, но здесь, в предместье одного английского провинциального городка, ещё час назад отключили всё уличное освещение. И теперь, в два часа ночи, повсюду стояла непроглядная тьма. Лишь одинокая лисица почуяла людей, но, повинуясь инстинкту, не стала вторгаться в чужую охоту. В окнах дома также не было ни малейшего проблеска света.

They encountered two single humans, both on foot, both drunk after late-night partying with friends. The soldiers melted into gardens and shrubbery, disappearing black on black, until the wanderers had stumbled towards their homes.

На тёмной улице показались две человеческих фигуры, оба прохожих пешие, оба пьяные после ночной вечеринки с друзьями. Солдаты вмиг исчезли, растворившись в зарослях сада и среди кустарниковых насаждений – чёрное на чёрном – и выждали, пока эти двое, спотыкаясь, не разошлись по домам.

They knew exactly where they were, having studied the streets and the target house in intimate detail for many hours. The pictures had been taken by cruising cars and overhead drones. Much enlarged and pinned to the wall of the briefing room at Stirling Lines, the headquarters of the SAS outside Hereford, the images had been memorized to the last stone and kerb. The soft-booted men did not trip or stumble.

Они точно знали своё местонахождение, потому что в течение многих часов досконально изучали все окрестные улицы и сам дом. Местность была тщательно сфотографирована во время автомобильных рейдов и с помощью дронов. Эти снимки в увеличенном размере вывесили на стене комнаты для брифингов главного управления Особой авиадесантной службы Великобритании (SAS) в военном городке Стирлинг-Лайнс вблизи Херефорда. И бойцы изучили всю местность до последнего камня по этим фотоснимкам. Никто не должен был показываться там раньше времени.

There were a dozen of them, and they included two Americans, inserted at the insistence of the US team that had installed itself in the embassy in London. And there were two from the British SRR, the Special Reconnaissance Regiment, a unit even more clandestine than the SAS and the SBS, the Special Air Service and the Special Boat Service respectively. The authorities had elected to use the SAS, known simply as ‘the Regiment’.

Отряд был небольшой – около дюжины бойцов, и двое из них – американцы, которых взяли по настоянию группы военных экспертов США при посольстве в Лондоне. Ещё двое были сотрудниками Особого разведывательного полка (SRR), подразделения, гораздо более засекреченного, чем Особая авиадесантная служба (SAS) или Особая лодочная служба (SBS). Но командование решило в качестве основной ударной силы выбрать службу SAS, неофициально именуемую просто «Полк».

One of the two from the SRR was a woman. The Americans presumed this was to establish gender equality. It was the reverse. Observation had revealed that one of the inhabitants of the target house was female and even the British hard squads try to observe a little gallantry. The point of the presence of the SRR, sometimes referred to in the club as ‘Her Majesty’s burglars’, was to practise one of their many skill sets – covert entry.

Среди тех двоих сотрудников SRR была одна женщина. Американцы сначала подумали, что её взяли только ради соблюдения гендерного равенства. Оказалось, всё наоборот. При наблюдении за домом выяснилось, что среди его обитателей, которых предстояло захватить, есть женщина, а в Великобритании даже суровые спецназовцы должны всегда оставаться галантными. Людей из SRR, которых в шутку называют «взломщики Её Величества», включили в отряд, потому что они были обучены очень важному для предстоящей операции навыку – незаметному проникновению в дом.

The mission was not only to enter and subdue the target house and its denizens but to ensure they were not seen by any watcher inside and that no one escaped. They approached from all angles, appeared simultaneously around the garden fence, front, back and sides, crossed the garden and ringed the house, still unseen and unheard by neighbour or inhabitant.

Согласно поставленной задаче, требовалось не просто ворваться и захватить дом вместе с жильцами, но ещё и сделать это совершенно незаметно для человека, заглянувшего в окно с улицы, и чтобы никто при этом не сбежал. И вот они приблизились к дому со всех четырёх сторон, в один и тот же момент преодолели передний, задний и боковые участки садовой ограды, пересекли сад и окружили дом, оставаясь невидимыми и неслышными для соседей и жильцов.

No one heard the slight squeak of the diamond-tipped glass cutter as it described a neat circle in a kitchen window, nor the low crack as the disc was removed with a suction pad. A gloved hand came through the hole and unlatched the window. A black figure climbed over the sill into the sink, jumped quietly to the floor and opened the back door. The team slipped in.

Никто не слышал ни слабого писка алмазного стеклореза, очертившего аккуратный круг в кухонном окне, ни тихого звона стекла, когда вырезанный кусок вынимали с помощью держателя-присоски. Рука в перчатке протянулась внутрь через образовавшееся отверстие и открыла оконную раму. Чёрная фигура перешагнула через подоконник, встала на кухонную раковину, беззвучно спустилась на пол и отворила дверь чёрного хода. Отряд тихо проскользнул внутрь.

Though they had all studied the architect’s plan, filed with the registry when the house was built, they still used head-mounted night-vision goggles (NVGs) in case of owner-installed obstructions or even booby-traps. They began with the ground f loor, moving from room to room to confirm there were no sentries or sleeping figures, trip wires or silent alarms.

Конечно, они хорошо изучили архитектурный план, подшитый к регистрационным документам на постройку дома. Но всё-таки у каждого имелись очки ночного видения на случай обнаружения искусственного препятствия или даже засады. Бойцы тщательно осмотрели первый этаж, комнату за комнатой, проверяя, нет ли там часовых, спящих людей, растяжек или кнопок тревоги.

After ten minutes the team leader was satisfied and with a nod of his head led a single-file column of five up the narrow staircase of what was evidently a very ordinary detached four-bedroom family home. The two Americans, increasingly bewildered, remained below. This was not the way they would have subdued a thoroughly dangerous nest of terrorists. Such a house invasion back home would have involved several magazines of ammunition by now. Clearly, the Limeys were pretty weird.

Через десять минут командир отряда убедился, что всё в порядке, и кивком головы дал команду группе из пяти человек следовать за ним строго по пятам вверх по лестнице на второй этаж дома, оказавшегося самым обычным семейным особняком с четырьмя спальнями. Двое американцев остались внизу. Они всё меньше и меньше понимали, что происходит. Это было совсем непохоже на операцию по уничтожению смертоносного гнезда террористов. У себя дома при захвате такого же особняка они давно истратили бы несколько магазинов боеприпасов. Эти англичане ведут себя как-то совсем странно.

Those below heard startled exclamations from above. These quickly ceased. After ten more minutes of muttered instructions the team leader uttered his first report. He did not use internet or cellphone – interceptible – but old-fashioned encrypted radio. ‘Target subdued,’ he said softly. ‘Inhabitants four. Await sunrise.’ Those who listened to him knew what would happen next. It had all been preplanned and rehearsed.

И вдруг сверху раздались испуганные крики. Спустя мгновение они затихли. В течение следующих десяти минут тишину нарушал только приглушённый голос командира, который отдавал нужные распоряжения, а потом докладывал о проведённой операции. Он не пользовался ни интернетом, ни мобильной связью, где любое сообщение можно легко перехватить. В его руках была старомодная рация с шифрованием речи.

– Объект взят, – отрапортовал он вполголоса. – Людей четверо. Ожидаю рассвета.

На другом конце линии всё поняли и уже хорошо знали, что будет дальше. Эти действия были просчитаны и отработаны до автоматизма.

The two Americans, both US Navy SEALs, also reported in to their embassy on the south side of the Thames in London.

Американцы, оба из которых были морскими пехотинцами, также доложили обстановку в своё посольство на южном берегу Темзы в Лондоне.

The reason for the ‘hard’ takeover of the building was simple. Despite a week of covert surveillance, it was still possible, bearing in mind the amount of damage to the defences of the entire Western world that had come out of that harmless-looking suburban house, that it might contain armed men. There might be terrorists, fanatics, mercenaries hiding behind the innocent facade. That was why the Regiment had been told there was no alternative to a ‘worst case’ operation.

А идти на такой жёсткий захват объекта решили по следующей причине. За домом в течение недели велось скрытое наблюдение, и оно показало: здесь с большой вероятностью есть вооружённые люди. Из этого безобидного пригородного особняка может исходить угроза безопасности всего западного мира. За этим невинным фасадом, возможно, скрываются террористы, фанатики, наёмные боевики. И у Полка не оставалось другого выхода, кроме как действовать по наихудшему сценарию.

But an hour later the team leader communicated again.

Через час командир отряда вдруг опять вышел на связь.

‘You are not going to believe what we have found here.’

– Вы не поверите, что мы здесь нашли.

2

2

In the very early morning of 3 April 2019 a telephone rang in a modest bedroom under the eaves of the Special Forces Club in an anonymous townhouse in Knightsbridge, a wealthy district of London’s West End. At the third ring the bedside light came on. The sleeper was awake and fully functioning – the outcome of a lifetime of practice. He swung his feet to the floor and glanced at the illuminated panel before putting the apparatus to his ear. He also glanced at the clock beside the lamp. Four in the morning. Did this woman never sleep?

Ранним утром третьего апреля 2019 года в маленькой уютной спальне под самой крышей закрытого клуба сотрудников войск особого назначения, занимающего безымянный дом в Найтсбридже, богатом районе лондонского Вест-Энда, раздался телефонный звонок. На третьем гудке вспыхнул свет прикроватной лампы. Спавший был уже полностью разбужен и активен – привычка, выработанная за долгие годы службы. Он сбросил одеяло, сел и, прежде чем поднести трубку к уху, взглянул на телефонный дисплей, а потом на часы возле лампы. Четыре часа утра. Эта женщина вообще не ложилась спать?

‘Yes, Prime Minister.’

– Да, госпожа премьер-министр.

The person at the other end clearly had not been to bed at all.

По голосу звонившей было заметно, что она действительно провела бессонную ночь.

‘Adrian, sorry to wake you at this hour. Could you be with me at nine? I have to greet the Americans. I suspect they will be on the warpath and I would appreciate your assessment and advice. They are due at ten.’

– Адриан, извини, что беспокою тебя в такой час. Не мог бы ты быть у меня в девять? Я должна принять американцев. У них, похоже, назревает какая-то крупная военная заваруха, и было бы очень нелишним услышать твоё мнение и совет. Они должны прибыть к десяти.

Always the old-fashioned courtesy. She was giving an order, not making a request. For friendship she would use his given name. He would always call her by her title.

Всё та же старомодная помпезность. Это ведь был приказ, а не просьба. Она обратилась к нему по имени, просто чтобы выразить своё хорошее расположение. Но он всегда должен обращаться к ней по титулу.

‘Of course, Prime Minister.’

– Слушаюсь, госпожа премьер-министр.

There was nothing more to say, so the connection ended. Sir Adrian Weston rose and went into the small but sufficient bathroom to shower and shave. At half past four he went downstairs, past the black-framed portraits of all the agents who had gone into Nazi-occupied Europe so long ago and never come back, nodded to the night watch behind the lobby desk and let himself out. He knew a hotel on Sloane Street with an all-night cafe.

Лишние слова были ни к чему, и оба положили трубки. Сэр Адриан Уэстон встал и направился в маленькую, но вполне сносную ванную, чтобы принять душ и побриться. В полпятого утра он спустился по лестнице, увешанной портретами в чёрных рамках с лицами сотрудников, не вернувшихся с задания в оккупированной гитлеровцами Европе много лет назад, кивнул ночному сторожу за пультом охраны и вышел на улицу. Он хорошо знал, куда идти – гостиница на Слоун Стрит с круглосуточным кафе.

3

3

Shortly before 9 a.m. on a bright autumn morning, 11 September 2001, a twin-jet American airliner out of Boston for Los Angeles designated American Airlines 11 swerved out of the sky over Manhattan and slammed into the North Tower of the World Trade Center. It had been hijacked in mid-air by five Arabs in the service of terrorist group al‑Qaeda.

Ярким осенним утром одиннадцатого сентября 2001 года чуть раньше девяти часов утра американский двухмоторный авиалайнер, следующий рейсом номер 11 авиакомпании «Американ эрлайнз» из Бостона в Лос-Анджелес, пролетая над Манхэттеном, вдруг резко отклонился вниз и врезался в Северную башню Всемирного торгового центра. Он был угнан прямо в воздухе пятью арабами, работавшими на террористическую группировку Аль-Каида.

The man at the controls was an Egyptian. He was supported by four Saudis who, armed with box-cutter knives, had subdued the cabin staff and hustled him on to the f light deck. Minutes later, another airliner, f lying far too low, appeared over New York. It was United Airlines 175, also out of Boston for Los Angeles, also hijacked by five al‑Qaeda terrorists.

Их главарём был египтянин. Четверо его помощников – саудиты, вооружённые складными ножами. Они захватили экипаж и провели своего главаря к штурвалу. Несколькими минутами позже над Нью-Йорком показался другой авиалайнер, летящий на невероятно малой высоте. Это был рейс номер 175 авиакомпании «Юнайтед эрлайнз», также следовавший из Бостона в Лос-Анджелес и также угнанный пятью террористами Аль-Каиды.

America and, within moments, the entire world watched in disbelief as what had been presumed a tragic accident revealed it was nothing of the sort. The second Boeing 767 flew deliberately into the South Tower of the Trade Center. Both skyscrapers sustained terminal damage in the mid-sections.

Америка и, спустя мгновение, весь мир, не веря своим глазам, смотрели на то, как вроде бы случайная трагедия вдруг оказалась совсем неслучайным, а гораздо более страшным событием. Второй Боинг-767 прицельно влетел в Южную башню Торгового центра. Оба небоскрёба получили разрушительные сквозные повреждения.

Aided by the fuel from the full tanks of the airliners, savage fires erupted and began to melt the steel girders that held the buildings rigid. A minute before 10 a.m. the South Tower collapsed into a mountain of red- hot rubble, followed by the North Tower half an hour later.

Из-за воспламенения топлива, разлившегося из полных баков самолётов, в зданиях вспыхнул пожар, который немедленно стал распространяться вдоль стальных балок, поддерживающих их каркасы. В десять часов утра без одной минуты Южная башня обрушилась, превратившись в груду раскалённых докрасна камней, через полчаса за ней последовала и Северная башня.

At 9.37 a.m. American Airlines flight 77 out of Washington Dulles International Airport, also bound for Los Angeles with full tanks, dived into the Pentagon, on the Virginia side of the Potomac. It had also been hijacked by five Arabs.

В девять часов тридцать семь минут самолёт, взлетевший с международного аэропорта имени Даллеса в Вашингтоне и следующий рейсом 77 компании «Американ эрлайнс» всё в тот же Лос-Анджелес, с полными баками топлива спикировал прямо на Пентагон, здание на берегу реки Потомак со стороны штата Вирджиния. Этот самолёт также угнали пятеро арабов.

The fourth airliner, United Airlines 93, out of Newark for San Francisco, again hijacked in mid-air, was recaptured by a passenger revolt, but too late to save the aircraft, which, with its fanatical hijacker still at the controls, dived into farmland in Pennsylvania.

В четвёртом авиалайнере, летевшем рейсом 93 компании «Юнайтед эрлайнз» из Ньюарка в Сан-Франциско, угонщики натолкнулись на сопротивление пассажиров, но у них было слишком мало времени, чтобы отбить самолёт, и, оставаясь под управлением фанатика-угонщика, он упал на поле в Пенсильвании.

Before sundown that day, now known simply as 9/11, a fraction under 3,000 Americans and others were dead. They included the crews and passengers of all four airliners, almost all those in the World Trade Center’s two skyscraper towers and 125 in the Pentagon. Plus the nineteen terrorists who committed suicide. That single day left the USA not simply shocked but traumatized. She still is. When an American government is wounded that badly, it does two things. It demands and exacts revenge, and it spends.

К концу того дня, который теперь известен просто как 9/11, погибло около трёх тысяч американцев и иностранцев. В их числе экипажи и пассажиры всех четырёх рейсов, почти все посетители обеих башен Международного торгового центра, сто двадцать пять сотрудников Пентагона. Ну и ещё девятнадцать террористов, совершивших таким образом самоубийство. В этот день Соединённые Штаты были не просто шокированы. Это была рана, не зажившая до сих пор. Когда американское правительство получает такую тяжёлую рану, оно делает две вещи. Во-первых, требует и добивается мести, во-вторых, щедро за это платит.

Over the eight years of the George W. Bush presidency and the first four years of that of Barack Obama, the USA spent a trillion dollars constructing the biggest, the most cumbersome, the most duplicated and possibly the most inefficient national security structure the world has ever seen.

За восемь лет правления Джорджа Буша и за первые четыре года при Бараке Обаме США потратили триллион долларов, чтобы выстроить самую большую, самую громоздкую, самую дублирующуюся и, наверное, самую неэффективную структуру государственной безопасности, какую только видел мир.

If the nine inner US intelligence agencies and the seven outer agencies had been doing their jobs in 2001, 9/11 would never have occurred. There were signs, hints, reports, tip-offs, indications and oddities that were noted, reported, filed and ignored.

Если бы девять внутренних и семь внешних спецслужб США в 2001 году выполняли свою работу, то 9/11 никогда бы не случилось. Были многочисленные знаки, намёки, доклады, советы, признаки и просто странности, которые этими службами фиксировались, документировались, подшивались к делам, а затем полностью игнорировались.

What followed 9/11 was an explosion of expenditure that is literally breathtaking. Something had to be done, and be seen to be done by the great American public, so it was. A raft of new agencies was created to duplicate and mirror the work of the existing ones. Thousands of new skyscrapers sprang up, entire cities of them, most owned and run by private-sector-contracted enterprises eager for the fathomless dollar harvest.

После 9/11 денежные расходы выросли до головокружительных размеров. Надо было что-то сделать, американское общество хотело что-то увидеть, и это что-то сделано было. Создано нагромождение новых спецслужб, дублирующих да и просто копирующих работу старых. В небо взметнулись тысячи новых небоскрёбов и даже целые города из них, которыми владеют и управляют преимущественно частные компании, жаждущие собирать неиссякаемый долларовый урожай.


© 2020 – Вавилонист