Sergio Burns

Серджио Бёрнс

Chronicles (часть 2)

Хроники (часть 2)

Английский -> Русский, 25.11.2019

Ссылка на оригинал: http://wordshack.com/reading_areas/short_stories/ss_Chronicles.shtml


4. Vooodooo Children

4. Дети вуду

He (Nathan) she had recalled from their conversation - the soft amber glow of the Bunnahabhain in his glass reflecting the yellow, red and blue flames of the fire - had said he had led Siobhan to safety from the anarchy of what was now Edinburgh.

Итак, Натан... Карисма стала вспоминать вчерашний разговор у очага, мягкий янтарный блеск бокала «Баннахавейна», жёлтые, красные и синие блики пламени, отражённые в бокале... Натан рассказывал, как помогал Шивон бежать во время беспорядков в Эдинбурге.

She also recalled Nathan had said some really extraordinary things the previous evening. She remembered he had said things which she found strange, but she didn't like to say anything that might offend and besides she had been too tired. He had, for example, mentioned a book called 'The Chronicles', a leather bound text he had held tightly in his right hand. She was unnerved by the way he had told her that her arrival at Ishleesh had been foretold - in the book. She had laughed and had sleepily smiled when he referred to her as 'The Maid' and 'The Angel In The Snow'.

Ещё он говорил какие-то совсем необычные слова. Карисма вспомнила, что ей тогда действительно многое показалось странным в его речи, но она не переспрашивала: не хотела его обидеть, да и устала очень сильно. Например, он упоминал книгу с названием «Хроники», увесистый том в кожанном переплёте, который он крепко сжимал в правой руке. Ещё он сказал, что появление Карисмы в Ишлише было предсказано в этой книге. А она тогда даже не придала значения этим словам. Лишь посмеялась, когда он назвал её «горничная» и «ангел в снегу». И с трудом улыбалась сонной улыбкой.

He had gone on at some length about the catastrophic financial collapse that had occurred in the early and mid part of the century. It was, he declared, the precursor of things to come in the future. It warned, he had announced, of the evil that had corrupted society and that would eventually underpin the complete collapse they were now experiencing.

Ещё посреди разговора он вдруг напомнил о тяжёлом финансовом кризисе, который разразился в начале века и тянулся до самой середины века. И что этот кризис был «первым звонком» всех дальнейших событий. И что это было предупреждением погрязшему в пороках человечеству о том, что прежний образ жизни рано или поздно приведёт к катастрофе. И вот катастрофа наступила.

Nathan had spoken about 'saving' Charisma and she thought at the time he had been referring to plucking her from an icy tomb in the deepening snow. He also referred to 'saving' Siobhan for future generations, and she had thought that he had meant keeping her safe from the civil war and chaos in the capital and the 'future generations' reference was obviously to do with her being pregnant. Now she was not quite so sure. They were, she agreed with herself, a strange couple - or - indeed - a strange non-couple. It was true they didn't sleep together and there was none of the natural closeness often shared by lovers, but the way they spoke and the collusion that she could see in their body language and eyes gave her the impression, rightly or wrongly, that they were up to something.

Натан ещё что-то говорил о «спасении» Карисмы. И она тогда подумала, что он имел в виду произошедшее событие, когда они вытащили её из ледяной могилы в снежном сугробе. Он также говорил о «спасении» Шивон ради будущих поколений. И Карисма подумала, что это значит увезти её в безопасное место от гражданской войны и беспорядков. А «будущие поколения» это, видимо, имеется в виду её беременность. Сейчас вдруг у Карисмы закрались сомнения, точно ли его слова означали именно это. Несомненно одно: эти двое – очень странная пара. Точнее, странная «непара». Они явно не спят вместе, и между ними нет физической близости, как между любовниками. Но их манера говорить, общаться с помощью знаков и взглядов, как заговорщики, наводит на подозрения. Конечно, впечатление может быть обманчивым, но, похоже, они что-то замышляют.

Sometimes the conversation had strayed into fertile if weird pastures of unfamiliar woodland. Siobhan and Nathan, she now recalled, had clearly talked excitedly about something they called 'The Great Coming', about the God inferno as predicted in 'The Chronicles' and about Year Zero - which in her befuddled weary state Charisma had confused with Pol Pot's bloody and brutal regime in Cambodia (now, of course, called Kemschetsika since the end of the Second Asian War 2038-2047).

Иногда разговор заходил о плодородных полях в какой-то неизвестной лесной стране. Шивон и Натан, она это точно вспомнила, особенно оживлённо обсуждали некое грандиозное событие, и называли его «Великое пришествие». Ещё они говорили про ад, предсказанный в «Хрониках», и про «нулевой год», который в её утомлённой и опьянённой голове вдруг оказался как-то связан с кровавым и жестоким режимом Пол Пота в Камбодже, получившей нынешнее название Кемшецика после окончания Второй Азиатской Войны 2038 – 2047 годов.

Charisma had been too exhausted by her ordeal and too sleepy to respond and had let the comments slide. Now as she lay, refreshed from a night in a warm cosy bed, did she allow herself to wonder about what it was he actually meant. Now as the sun announced the new day, the student was contemplating the previous evening's conversation with greater insight. Still, she had woke alive, she had not been molested as she slept, though, of course, they might have known she had a ghost - the delightful Pietro now showing the first sad signs of wearing out and machine dementia.

Весь этот разговор проплыл перед Карисмой, как в тумане. Она тогда совсем выбилась из сил, и очень хотела спать. Теперь она снова пришла в бодрое состояние, выспавшись в тёплой мягкой постели, и все детали начали всплывать в её голове уже в новом виде. Над землёй давно взошло солнце навстречу новому дню, а у неё никак не выходил из головы день вчерашний и все эти загадочные слова у очага. И всё-таки, несмотря ни на что, она проснулась живая, никто во сне её не потревожил. Хотя, может быть, к ней просто побоялись сунуться из-за её охранника – маленького рукотворного привидения, очаровательного Пьетро, который теперь пришёл к полному износу и машинной деменции.

The girl pushed herself up to a sitting position and felt the chill air rush around her head and arms. She yawned and rubbed her eyes. She looked around herself and saw the room for the first time in light and found herself in a sparsely furnished farmhouse bedroom.

Девушка приподнялась, села на кровати и почувствовала, как по всему её телу пробежала дрожь от холодного комнатного воздуха. Она зевнула и протёрла глаза. Оглянувшись вокруг, она в первый раз рассмотрела эту комнату при свете. Это была простая фермерская спальня, очень бедно обставленная мебелью.

Facing her as she sat up in bed, was a plain wooden wardrobe with a mirror on the door. A dresser, which also had a mirror was situated to her left. She caught her own reflection as she looked round - confirming, at least, that she hadn't been transformed into a vampire as she had slept. She giggled at the mischievous nonsense of her thoughts and then wondered - if vampires, reputedly, can't see their own image and leave no trace of their existence in the mirror, how can they stay clean shaven? Laughing out loud stupidly she saw her breath vapourise in the cold morning air.

Прямо напротив неё стоял гладкий деревянный гардероб с зеркалом на двери. У стены слева был кухонный шкаф, тоже с зеркалом. Карисма с удовлетворением посмотрела на своё отражение. По крайней мере, за ночь она не превратилась в вампира – уже неплохо. Она хихикнула от такой забавной мысли, а потом задумалась. Но ведь говорят, что вампиры не оставляют отражения в зеркале, и не могут видеть сами себя. Как же они тогда остаются чисто выбритыми? Карисма рассмеялась звонко и неудержимо, как ребёнок, и увидела пар от своего дыхания в холодном утреннем воздухе.

The room, she thought, contrasted with the compact cosiness of the flat she owned in Glasgow (paid for by the trust fund she inherited when she turned 18). She recalled, emotionally, how her mother and father were both killed a week before her sixteenth birthday in a car crash on the M8.

Ещё она подумала, что в этой комнате гораздо уютнее, чем в её съёмном жилище в Глазго (съём оплачивал трастовый фонд, который она унаследовала, когда ей исполнилось восемнадцать). Она с тоской вспомнила маму и папу, которые погибли в автокатастрофе на трассе M8 за неделю до того, как ей исполнилось шестнадцать.

The tragedy had been covered extensively by the Pod Iso News and read on Matrixline pens by almost the whole of the population. Her mother, of course, was Hellia Zubyeet the famous novelist, the woman who wrote If At The End Of Time, a fictional work that used as its subject matter a modern ice age scenario and the total loss of natural resources. It was one of two bestselling works she wrote and there was now talk of it being made into a movie.

Эта трагедия тогда широко освещалась в передаче "Pod Iso News" и вся страна прочитала об этом в газете "Matrixline pens". Её мама была известной писательницей. Звали её Геллия Зубиет, и это именно она написала роман «В конце времён». В этой фантастической книжке был описан новый ледниковый период, который должен наступить после исчерпания природных ресурсов. Это был один из двух её бестселлеров. Одно время даже хотели снимать фильм по этой книге.

The suddenness of change, however, had thrown everything into doubt and for most the only game left to play was survival.

Однако случившаяся трагедия поставила под вопрос этот проект, и разговоры о нём постепенно затихли. И, в итоге, по книжке была создана только компьютерная игра.

Her thoughts drifted wistfully to the little flat she had fled from. The three dimensional poster of Kent Starkly, who portrayed Darcula Returns in the new version of the vampire legend. The plotline suggests that history has always had his name wrong from the start. It is not as hitherto thought Dracula but is actually in fact Darcula. Hence Dracula, sorry, Darcula 'returns' to clear up the misunderstanding with neck biting results and thinly veiled sadomasochistic sex symbolism. Funny and tragic and dark, it had become one of Charisma's favourite movies.

Карисма с грустью вернулась мыслями к своей квартире, из которой убежала. Там был трёхмерный постер Кента Старкли, снимавшегося в фильме «Дракула вернулся», новой обработке знаменитой легенды о вампире. Сюжет фильма был основан на идее, что все наши знания о Дракуле – это ложь. И имя его на самом деле не Дракула, а Даркула. И вот теперь этот самый Дракула... то есть нет, Даркула «вернулся», чтобы развенчать все мифы по поводу укусов в шею и неприкрытых садомазохистских сексуальных склонностей. Весёлый, трагический и полный чёрного юмора, это один из её самых любимых фильмов.

She also considered her books by the side of her bed, so precious to her, Mary Shelley's Frankenstein she imagined sitting forlornly on her white rose bedside cabinet. It was, she knew, unlikely that she would ever return to the flat or, indeed, see the book again. The thought frightened her and she visibly shuddered. She also wondered about Carl Exx, her erstwhile friend/boyfriend (she was never sure where there relationship was going because she knew where it had been before, though she loved him and always would) with his lovely eyes and shoulder length hair and his photography books spread out across his bed. She had once made love to him while lying on top of a hardback copy of a book on Henri Cartier Bresson. But,It was all nothing more than the abandoned paraphenalia of another existence, one that belonged to another time, another more technologically advanced, yet less civilised time.

Она также подумала о книжках, лежавших у её кровати и так дорогих её сердцу. Франкенштейна, героя романа Мэри Шелли, она мысленно представляла себе в печальном образе, сидящим на бело-розовой тумбочке рядом с её кроватью. Карисма понимала, что, скорее всего, уже не вернётся эту квартиру и не увидит больше эту книгу. Она даже содрогнулась от такой мысли. Ей сейчас безумно захотелось получить хоть какую-нибудь весточку от Карла Экса, её бывшего друга, отношения с которым неизвестно куда привели бы, поскольку неизвестно, какими были изначально. Но она его любила и всегда будет любить. Она вспомнила его милые глаза, его волосы до плеч, и фотоальбомы, беспорядочно разбросанные на его кровати. Она с ним как-то занималась любовью, лёжа прямо на коллекции фотографа Анри Картье Брессона в твёрдом переплёте. Но всё это было теперь всего лишь ушедшими атрибутами другой жизни, из другой эпохи, более технически оснащённой, но культурно отсталой.

Charisma stretched, unzipped her sleeping bag and removed herself from the warm, pulled the duvet back and clamboured out of bed.

Карисма потянулась, расстегнула спальный мешок, вылезла из него, откинула пуховое одеяло и спрыгнула с кровати.

Rising she shuffled out to the hall and called out, rubbing her hands against the bitter cold. She received no answer and wandered further along the hall until she found the toilet. Like the bedroom the bathroom was freezing. As she retraced her steps back to the bedroom she heard Siobhan call out from downstairs.

Встав, она вышла в коридор и позвала хозяев, потирая руки от сильного холода. Никто не отозвался. Она пошла вперёд по коридору до самого конца, где был санузел. Ванная была такой же холодной, как и спальня. Собираясь уже вернуться обратно, она услышала снизу голос Шивон.

"Charisma! Are you awake, I've organised some breakfast for you!" "I'll be right down" the student replied smiling, they were really so kind.

– Карисма! Ты проснулась? Я тебе приготовила завтрак.

– Уже бегу, – девушка ответила с улыбкой. Всё-таки эти хозяева очень добры!

Despite the strange comments from the previous evening, Charisma agreed they were really nice people. They had saved her life, taken her into the farmhouse, gave her shelter, a bed, and despite the fact Nathan had confused her by telling her that her arrival at Ishleesh was foretold in the leather bound book he called The Chronicles, she kind of felt she could trust them and had started to like them as people.

Несмотря на вчерашний странный разговор, Карисма не переставала восхищаться, какие же они милые люди. Они спасли ей жизнь, приютили в этом доме, дали ей крышу над головой и кровать, чтобы переночевать. Они внушали ей доверие, и нравились как люди. Даже несмотря на пугающие слова Натана, что её появление в Ишлише было предсказано в книге «Хроники» в кожаном переплёте.

5. Life On Venus

5. Жизнь на Венере

The front room was by far the warmest place in the house. She was greeted at the door by the eager dogs, entered and immediately approached the roaring fire over which eggs were being fried and bread toasted by Nathan. Her hosts bid her good morning, and Nathan revealed that they had found an Iso K return energy heater which they had saved for the downstairs bathroom so that if anyone wanted a bath they would not freeze to death.

В гостиной было значительно теплее, чем в других комнатах. Когда Карисма вошла, собаки радостно бросились к ней, визжа и виляя хвостом. Она сразу подошла к тёплому очагу, у которого колдовал Натан, и на котором с шипением жарились яйца и тост. Хозяева радостно и тепло поприветствовали её. Натан сразу рассказал, что в доме нашёлся энергосберегающий обогреватель "Iso K", и они решили использовать его для ванной на первом этаже. Так что, теперь можно будет помыться, не боясь превратиться в сосульку.

"They are set up to last for ages and it is the only heat source we have in the house" Nathan explained. "We thought it might bring comfort to us as we kept clean, so I will keep it in the bathroom."

– Такие устройства рассчитаны на долгосрочную работу. И это единственный источник тепла в нашем доме. – объяснил Натан, – Мы решили, что всё-таки обязательно нужно регулярно мыться, поэтому поставили его в ванной.

The three ate together at the large oak table near the window, Bryn and Fly dancing hopefully about their feet hopeful of scraps tumbling to the floor. The dogs, Nathan had told her, belonged to whoever had lived there before them but had obviously been abandoned when the previous owners had left. Charisma remarked that she thought that doing such a thing to the dogs was cruel and Nathan and Siobhan agreed.

Все трое уселись завтракать за большим дубовым деревянным столом у окна. Брин и Флай радостно вертелись у ног, ожидая, что и им перепадёт кусочек со стола. По словам Натана, эти собаки остались от предыдущих хозяев. Но те, видимо, их бросили, когда покидали дом. Карисма ужаснулась: как можно так жестоко поступать с собаками! Натан и Шивон грустно кивнули.

Later Charisma was able to boil enough hot water over the fire to enjoy a long soak in the bath, the Iso K return heater taking the severe chill from the bathroom, though getting in and out of the bath was still a cold experience.

Вскоре Карисма действительно ухитрилась нагреть воды на очаге и принять ванну, включив обогреватель "Iso K", чтобы отогнать холод из помещения. Впрочем, войти в ванну и выйти из неё всё равно оказалось тем ещё испытанием: холод пробирал до мурашек.

In the afternoon they sat by the table and discussed the farm, who might have lived there, the dogs and what it now might be like in Edinburgh and Glasgow. Nathan again mentioned the 'Great Coming' and how he and Siobhan were waiting for it to happen and again he referred to the 'Chronicles' and quoted from the world famous Life Coach Claire Murray's book Never let your fears keep you away from life's real adventure. The student was sure he had misquoted her but did not try to correct him.

Наступил полдень. Все трое, удобно устроившись за столом, завели тихий непринуждённый разговор: о ферме, о тех, кто мог здесь жить раньше, о собаках, об Эдинбурге и Глазго. Интересно, как там сейчас дела? Натан опять заговорил о «Великом пришествии», как они с Шивон ждут его с нетерпением. И снова упоминал «Хроники». А потом привёл цитату из одной всемирно известной книги Клэр Мюррэй, знаменитой писательницы и лайф-коуча: «Не позволяйте вашему страху погубить ваше приключение». Девушка знала, что процитировал он с ошибкой, но не пыталась поправить его.

Charisma thought that the quote came from Claire Murray's latest book About Being You. The life coach, author had been for many years the best selling author of many books on self-improvement and now approaching her ninetieth year had the vitality and determination of a woman half her age. The student wondered how she would be coping in such terrible conditions. She found it strange to contemplate the fate of someone who had, until a few days ago, shared Glasgow with her.

Она вспомнила, что эта цитата – из последней книги Клэр Мюррэй «Что значит быть собой». Книги этой писательницы долгие годы остаются самыми продаваемыми из всех книг по лайф-коучингу и самосовершенствованию. Женщина уже приближалась к своему девяностолетию, однако энергии и решительности в ней было столько, что, казалось, она вдвое моложе. Интересно, что сейчас с ней, как она пережила всё это нынешнее испытание? И вдруг Карисме показалось, что это как-то очень странно: не знать о судьбе человека, с которым ещё несколько дней назад жили вместе в Глазго.

The discussion was cut short by a knock at the door which startled Charisma but left the other two knowingly smiling.

Разговор прервал стук в дверь, напугавший Карисму до смерти. Однако, хозяева лишь улыбнулись, как будто знали, кто это.

Nathan, referring to Charisma as 'Maid' - which made her feel weird - asked that she answer it. She looked around to reply but now found that Nathan had slumped to his knees by the side of Siobhan's chair and the two seemed to be praying.

Натан, обратившись к Карисме «Горничная», что было для неё совершенно непривычно, попросил открыть дверь. Она повернула к нему голову, собираясь что-то сказать в ответ, но вдруг увидела, что он стоит на коленях рядом с креслом Шивон. Они выглядели так, как будто вместе молятся.

Retreating from this bizarre scene Charisma made her way out into the hall and along to the front door and opened it to a group of travellers. The group were huddled together against the cold, four men and two women. One of the women stepped forward, nodded and introduced herself as 'The Midwife'.

Покинув эту загадочную сцену, Карисма прошла по коридору к входной двери и впустила нескольких путников. Они вошли, прижавшись друг к другу от холода, четыре мужчины и две женщины. Одна женщина сделала шаг вперёд, приветливо кивнула головой и почему-то представилась словом Повитуха.

"I am Corin Knight" the woman had said as Charisma opened the door.

– Меня зовут Корин Найт, – сказала она открывшей дверь Карисме.

"Yes?" the student had frowned.

– Слушаю Вас, – девушка нахмурилась.

"The Midwife" the woman widened her eyes to try and help the girl understand.

– Я Повитуха, – женщина широко раскрыла глаза, видя, что девушка ничего не понимает.

"Maid!" Nathan called from behind her. "Let them in, they have come to witness."

– Горничная, – раздался голос Натана, – впусти их, они пришли, чтобы исполнить миссию свидетелей.

Charisma immediately stepped aside and they all filed inside.

Карисма поспешно отступила назад, и пришельцы вошли в дом.

"So" Corin had started up as she passed the girl in the hall. "You are the Maid?"

– Итак, Горничная это Вы, – заговорила Корин, обращаясь к Карисме.

Charisma nodded because she didn't really know what else to do and the woman smiled. I am the maid she had thought to herself and shrugged. At least I have a roof over my head and some food.

Карисма кивнула, потому что не знала, что ещё следует делать. Женщина улыбнулась. «Значит, я горничная», – подумала Карисма и содрогнулась. – «Что ж, по крайней мере, у меня есть крыша над головой и какая-никакая пища».

The woman who called herself The Midwife, was tall and very attractive with hazel eyes and long brown hair. As she was greeted by Nathan it was clear that they knew each other and their body language told Charisma - if she wasn't mistaken - that they had previously been intimate.

Женщина, называвшая себя Повитухой, была высокой и очень симпатичной, с карими глазами и длинными каштановыми волосами. Они с Натаном поприветствовали друг друга, и стало понятно, что они знают друг друга давно. И по их жестам Карисма даже сделала вывод, возможно ошибочный, что у них когда-то была близость.

As the group filed into the front room the student saw from her position in the hall that each and everyone of them went over to Siobhan. The group stood for a few seconds with their heads bowed and then almost in unison, all of them bending before her on one knee, they all started to pray in hurried whispers. Once finished, Siobhan made a strange circular sign over their heads, said a few words of welcome and one by one they rose to their feet with the midwife being the last to rise.

Гости столпились в гостиной, и, наблюдая за ними со стороны, Карисма сразу поняла, что пришли все к Шивон. Несколько мгновений гости стояли, церемонно наклонив голову, затем все как один встали перед Шивон на одно колено, и стали поспешно шёпотом молиться. Когда ритуал был окончен, Шивон сделала странный круговой знак рукой над их головами и произнесла приветственные слова. Гости начали вставать на ноги, последней встала Повитуха.

After the initial and pseudo religious formalities, the travellers were made welcome, there was much discussion and Nathan had Charisma organise tea and coffee for everyone.

После этой вступительной псевдорелигиозной церемонии гостей пригласили к столу, и завязалась оживлённая беседа. Натан и Карисма подавали чай и кофе.

6. Arrival

6. Пришествие

Throughout the day people kept arriving from all over Scotland telling terrible stories of massacres, lootings and fighting. 'The Divil, Aul Nick' one wild-eyed, bearded fanatic explained. 'Is alive and weel and has taken ower Aiberdeen!'

Весь день в дом прибывали новые люди со всей Шотландии, и рассказывали жуткие истории про убийства, грабёж и драки. Один бородач с диким выражением глаз и шотландским акцентом говорил: «Этот дьявол, старый Ник, всё ещё жив и здоров, сейчас уехал в Абердин».

By twilight over 30 people had arrived at Ishleesh hailing Siobhan as 'The Virgin' while Charisma was introduced to each and every one of them as 'The Maid'.

Когда день подходил к концу, в Ишлише собралось уже больше тридцати человек. Обращаясь к Шивон, они называли её Дева, а Карисму всем представляли, как Горничная.

The student watched in wonder as people from all over the nation congregated around the farm greeted by Nathan and, quite unexpectedly, she became rather fond of being regarded with so much adoration. Many bowed their heads in respect as they were introduced to her, while some even kissed her hand.

Девушка с интересом наблюдала за этими людьми, которые с разных концов страны собрались на ферме. Она видела, как всех приветствовал Натан. И совершенно неожиданно ей стало нравиться быть в центре внимания. Многие кланялись, когда их представляли Карисме. Кто-то даже целовал ей руку.

The people found shelter in the freezing barn, built fires and sat around them in little groups singing softly as it grew dark. Despite the bitter cold of that June, spirits were high. Others found shelter with their families and friends in the cold labourer's cottages that bordered the field behind the farmhouse, all, one way or another, made do.

Некоторые гости обустраивались в промёрзшем сарае. Там разводили огонь, садились вокруг него маленькими группами, и тихо хором пели, пока не стемнело. Несмотря на дикий холод в июне, среди гостей царило необычайное воодушевление. Другие, взяв с собой близких и друзей, отправлялись в холодные домики для рабочих, стоящие на краю поля позади фермерского дома. В общем, так или иначе устроились все.

It was decided by Nathan that the midwife, Corin, would stay in the farmhouse. She would sleep in the fourth bedroom next door to Nathan. In the early hours of the first morning The Midwife actually slept in the house, Charisma heard the soft fall of bare feet as Ms Knight shifted ground and joined Nathan in his warm bed.

Натан распорядился, чтобы повитуха Корин осталась в фермерском доме. Ей выделили четвёртую спальню по соседству с Натаном. И она действительно проспала там всю ночь. Карисме это стало ясно ранним утром следующего дня, когда она отчётливо расслышала лёгкий звук босых ног, коснувшихся пола, и сразу поняла, что это мисс Найт встала и пошла в тёплую постель к Натану.

Two nights after Corin had arrived, Charisma had crept from beneath her duvet, stole out into the hall, tip-toed to the door of Nathan's bedroom and listened. She heard them whisper to each other and laugh quietly, at one point Charisma thought she heard Corin tell Nathan that she loved him. As quietly as possible she retraced her steps and went back to bed and lay awake until sleep eventually overtook her just before dawn.

Во вторую ночь после появления Повитухи Карисма тихонько вылезла из своей постели, неслышно прокралась в коридор, на цыпочках проследовала к спальне Натана и прислушалась. Они там о чём-то шептались и тихо смеялись. В какой-то момент ей даже показалось, что Корин признаётся Натану в любви. Стараясь двигаться как можно тише, она вернулась назад, забралась в свою кровать, и долго лежала с открытыми глазами. Сон сморил её лишь перед самым рассветом.

On the fourth evening - a particularly starless and bitterly cold night toward the end of June - Nathan gathered the people in the barn. With the help of some of the men he had organised an impromptu stage. Behind a table borrowed from the farmhouse, Siobhan was seated to the right of the 'Leader', Charisma and Corin to the left.

И вот наступил вечер четвёртого дня её жизни в Ишлише. В этот вечер стоял особенно сильный холод, несмотря на конец июня, а небо было чёрным и беззвёздным. Натан собрал всех в сарае. С помощью нескольких мужчин он соорудил импровизированную сцену. Из дома принесли стол, в центре которого сел сам хозяин, Шивон заняла место справа, Карисма и Корин – слева.

He rose in the multi-candle light and the crowd immediately fell silent and it soon became obvious, if it hadn't been before, that Siobhan was the centre of attention. Like a great queen bee, she was, he told the congregation, the virgin who harboured within her womb the 'Messiah!' He had announced this to rapturous cheers and calls of 'hallelujah!'. Some of the group stood and called out 'Amen!' as he waved the leather bound book at them telling his mesmerised audience that it was foretold in the Chronicles.

Он зажёг свечи на канделябре, и толпа затихла. Скоро стало понятно, если не было понятно до сих пор, что в центре внимания здесь Шивон. «Словно пчелиная матка», – сказал Натан, обращаясь к собранию, – «она вынашивает в утробе Мессию». Как только он это объявил, раздалось восторженное ликование с криками «аллилуйя». Кто-то из толпы даже встал и выкрикнул «аминь». Потом Натан высоко поднял книгу в кожаном переплёте и торжественно объявил разгорячённой толпе, что это было предсказано в «Хрониках».

Nathan paced the stage in front of his women - the non-contributing father of the flock - introducing a bemused Charisma as 'The Angel In The Snow', the 'Maid' to loud and continued applause and cheering.

Затем он прошёл по сцене перед своими женщинами, словно пастырь перед стадом, и представил ошеломлённую Карисму, как «Ангела в снегу» и «Горничную». Разразилось рукоплескание и ликование.

"This, my gathering, my great coming, is the angel plucked from the snow, The Maid!"

– Вот эта девушка, уважаемые собратья, и есть ангел, явившийся к нам из снега, Горничная!

They cheered and called out.

Толпу охватил дикий восторг, переходящий в экстаз.

"We found her in the snow just as it was predicted in the great book! She is the angel sent to look after Siobhan and the New Messiah!"

– Мы нашли её в снегу, в точности как было предсказано в великой книге! Она – ангел, посланный, чтобы позаботиться о Шивон и о Новом Мессии!

They roared with delight and went wild and Nathan gestured to Charisma to stand and take the applause.

Толпа взревела с новой силой, словно лишилась разума. Натан жестом попросил Карисму выйти вперёд навстречу овациям.

When introduced Corin stood and took a bow, she was Nathan told the faithful 'The Midwife'. The student watching the circus unfold had noticed the weirdly intimate body language between her and the 'Father' - they were she knew, lovers, but neither her face nor movements on this night betrayed their secret union. He spoke of 'The Great Coming', 'The New Messiah', 'The Virgin', 'Year Zero', 'The Midwife'. 'The Maid', 'The Angel In The Snow' and all of it foretold by the leather bound book he waved about his head as he preached : The Chronicles.

Затем он представил Корин, которая встала и поклонилась. «Повитуха», – объявил он. Карисма, наблюдая за всем этим цирком, уловила, что Корин и «Пастырь» подавали друг другу чуть заметные знаки телом. Она знала, что они любовники, но не выдавала их секретный союз ни выражением лица, ни жестом. Натан говорил про «Великое пришествие», «Нового мессию», «Деву», «Нулевой год», «Повитуху», «Горничную», «Ангела в снегу», и что всё это предсказано в книге с кожаным переплётом, которую он поднял перед восторженной толпой и торжественно всем представил: «Хроники».

It was, for Charisma, the sceptic, nevertheless intoxicating. She could, she thought to herself as people cheered her when she was introduced, get used to such adoration. She had become a star in a poor person's Hollywood, nevertheless it was infinitely more comfortable than being a hard worked and perpetually cold disciple.

И хотя Карисма скептически относилась ко всему происходящему, она находила в этом что-то опьяняющее. Когда люди тебе рукоплещут, подумала она, так ведь недолго и привыкнуть быть в центре внимания! Она теперь стала звездой этакого бедняцкого Голливуда. А это всё-таки гораздо приятнее, чем быть рядовым поселенцем в непрерывном труде и холоде.

At the end of Nathan's performance the audience went wild and clapped and cheered and some even slumped to their knees and wept.

Когда выступление Натана было окончено, наступило какое-то массовое безумие. Люди хлопали в ладоши и неистово кричали. А кто-то даже упал на колени и рыдал.

Later the congregation filtered past Nathan and the women who now stood by the door. The crowd waited patiently in a snaking queue and as they passed they hugged and kissed their 'Father' and his women gently on their cheeks and whispered 'Much Love' and 'Bless You' and filed out into the night.

Потом всё собрание пришло в движение. Натан и женщины встали у дверей, а толпа образовала длинную извилистую очередь. Каждый подходил, обнимал «Пастыря» и его женщин, целовал их в щёки, произносил что-нибудь вроде «с любовью» или «будьте благословенны» и выходил в морозную ночь.

As the days passed many more came and a tented village grew and sprawled and crawled around the farmhouse. Soon the weather improved and as they moved toward what would be Autumn, the climate, for a short period, became springlike. Rough wooden structures began to take shape and people helped each other build houses until there were more than 200 people in and around the farmhouse at Ishleesh.

Дни сменялись днями. Люди всё прибывали и прибывали. Палаточный лагерь рос на глазах, расползаясь вокруг фермерского дома. Вскоре стало чуть теплее. Приближалась календарная осень, а погода на несколько дней стала даже как будто весенней. Грубые деревянные постройки стали приходить в более аккуратный вид. Поселенцы активно помогали друг другу в строительстве. Теперь уже в Ишлише вокруг фермерского дома проживало больше двухсот человек.

As the population of the settlement grew, Nathan chose four minders who followed him everywhere and acted as 'security' as he visited his people and made decisions and even laws on their behalf. Two men who had admitted to being gay were humilated in front of the congregation. Standing in only their underwear they were pelted with rotten fruit and vegetables and driven from the farm.

Община росла, и Натан выбрал четырёх самых верных последователей его учения, чтобы везде сопровождали его, как телохранители. Он часто встречался с людьми, разбирал их дела, выносил решения по этим делам, и даже издавал законы. Так, например, двое мужчин, уличённых в гомосексуальных связях, подверглись публичному наказанию. Раздев до нижнего белья, их забросали гнилыми фруктами и овощами, а потом выгнали с фермы.

Charisma could feel nothing but sympathy for the men, and she recalled friends she had known at university who were gay. For her it had never been an issue, but now things had changed. She had noticed Nathan staring at her as she had watched the vile hatred pouring out of the congregation as they pelted the men. She wanted to eat, so almost immediately she was lifting mushy tomatoes and throwing them at the men who had by now taken to their heels and were running out of Ishleesh.

Карисме было искренне жаль этих людей. В университете она вполне нормально дружила с ребятами-геями, и совершенно не морочила себе голову на эту тему. Но теперь времена изменились. Она заметила, что Натан пристально следил за ней, когда она наблюдала эту звериную ненависть, которую толпа изливала на тех мужчин во время их наказания. Но ей нужно было где-то иметь пропитание. Поэтому она быстренько подняла дряблые помидоры и бросила их вдогонку людям, которые в этот момент уже припустились бежать вон из Ишлиша.

The whole business seemed totally surreal to her and as the days drifted past she increasingly missed Carl and wondered where he was and what had happened to him.

Всё, что здесь происходило, выглядело для неё полной нелепостью. Дни летели, и она всё сильнее и сильнее тосковала по Карлу, и не переставала думать, где он сейчас, всё ли с ним в порядке.

7. A Surreal Moment of Change

7. Несуразная поворотная точка истории

A few weeks ago she had been a student who had rediscovered her love for Carl Exx, her former lover and increasingly popular photographer. She had friends, nights out in Glasgow and a dissertation to finish. Now she didn't know where Carl was or what had happened to him. She was, however and apparently, the chosen nursemaid to the new Messiah.

Ещё несколько недель назад она была студенткой, и потихоньку восстанавливала отношения с Карлом Эксом, своим «бывшим парнем» и подающим надежды фотографом. У неё были друзья, вечеринки в Глазго и почти готовая курсовая работа. Сейчас у неё не было никаких вестей от Карла, и она страшно за него волновалась. Но зато она теперь избрана, чтобы исполнить великое предназначение – быть няней при новом мессии.

The speed of change was disorientating and though she enjoyed the comforts and privileges of her elevated position, not for one minute did Charisma Dawn Street believe one utterance of it. She knew that, despite the facade they attempted to put up, Nathan slept with Corin every night. She didn't believe that Siobhan had conceived as a virgin, but she had no way of knowing who the father was.

Все события произошли настолько молниеносно, что совершенно сбили её с толку. Она, конечно, чувствовала наплыв гордости и величия от своего привилегированного положения в этой общине. Но ни на минуту не верила в то учение, которое здесь проповедуется. Она знала, что, несмотря на показное целомудрие, Натан спит с Корин каждую ночь. Она и мысли не допускала о том, чтобы Шивон была девственницей. Но у неё не было никакой возможности узнать, кто отец будущего ребёнка.

She also wondered about all the people who had trekked from all over Scotland in the worst of weather to pay homage to Siobhan and await the baby that would deliver them from evil and into the New World - as Nathan constantly stated. Where did they really all come from and how could they have known about Siobhan? It had been explained by Nathan when she asked him, that they had travelled to Ishleesh by the power of the mysterious and all seeing God, who was, he had added, guiding them to a greater world.

Она также удивлялась всем этим людям, проделавшим путь пешком через всю Шотландию в такую дрянную погоду только для того, чтобы поклониться Шивон и ждать, когда родится её ребёнок, который спасёт всех от зла и приведёт в Новый Мир, как об этом постоянно твердит Натан. Откуда же они на самом деле пришли, и как узнали про Шивон? Она, конечно, спрашивала об этом Натана. Он уклончиво отвечал, что путь в Ишлиш этим людям указывали чудесные знамения от всевидящего Бога, Который ведёт их в лучший мир.

"In the Great Book" Nathan started up one night as they sat around a roaring fire in a gloomy room lit by candles.

– В Великой Книге..., – однажды вечером заговорил Натан, когда они сидели вокруг потрескивающегося пламени очага в полутёмной комнате, освещённой тусклым светом свечей.

"Don't you mean the Chronicles?" Charisma had interrupted. "The Chronicles" Nathan had agreed glancing at Corin and looking a little irritated. "In The Chronicles, it mentions the name Charisma, The Maid, the foundling. In this book!" Nathan held up the leather bound volume. "It tells of the angel in the snow and how people will know, only by the mysterious power of the coming of the second Messiah."

– Вы имеете в виду «Хроники»? – прервала Карисма.

– Да, «Хроники», – ответил Натан, посмотрев на Корин, и его взгляд выдавал раздражение. – В «Хрониках» упоминаются и Карисма, и Горничная, и «найдёныш». Вот в этой книге! – Натан приподнял над всеми толстый том в кожаном переплёте. – Здесь говорится про ангела в снегу, и о том, как люди по внушению духа узнают о приходе второго мессии.

Now as she listened to the discussion, the authoratative voice of Nathan, the whisper of Siobhan the deferring soft tones of Corin, she told herself that she WAS the nursemaid in waiting to the new Messiah.

Слушая весь этот разговор, слыша твёрдый и авторитетный голос Натана, шёпот Шивон и медлительную тихую речь Корин, она вдруг на какой-то момент совершенно всерьёз почувствовала себя няней для будущего нового мессии.

Still, she found it all so very difficult to get her head around. Who, she thought to herself, were these people, where had all these people came from and why were they prepared to believe so willingly? How did they really know about Siobhan and where they would find her?

Вместе с тем, многое ей ещё казалось трудным для понимания. Кто все эти люди, думала она. Откуда они пришли? Кто и как их подготовил к такому быстрому и охотному принятию этой абсурдной веры? Как они на самом деле узнали про Шивон и как сумели найти её?

"How did the people know to come here?" She said interrupting Nathan in full flow about his plans beyond Year Zero. Plans which would start after the child was born.

– Как эти люди узнали, что надо прийти именно сюда? – спросила она, прервав речь Натана, когда он строил планы дальнейшей жизни после Нулевого Года. Планы, которые надо начинать осуществлять после рождения ребёнка.

Corin drew breath and Nathan fell silent.

Корин затаила дыхание, а Натан неожиданно затих.

"I just wondered..." Charisma added nervously. "How they had known to come here...?"

– Я просто никак не могу понять, – Карисма начала нервничать, – откуда они узнали, что надо прийти сюда...

Nathan smiled at length and glanced from Corin to Siobhan and back to the student.

Натан широко улыбнулся и посмотрел на Корин, Шивон, а затем снова на Карисму.

"They just knew" Nathan shrugged. "In the Great Book they called it the mystery, we just knew we had to get here to the farm and wait."

– Они просто знали. – Натан пожал плечами. – В Великой Книге это названо чудом. Мы просто знали, что наш долг прийти на эту ферму и ждать.

"But how?" Charisma pursued and frowned.

– Но как? – настаивала Карисма, хмурясь.

"How what? How did we know to come here?" Nathan stroked his chin thoughtfully. "We were led here, we followed a star." Nathan smiled and reclined in the armchair satisfied with his answer. The flames danced in the hearth and shadows flickered across his angular face, he looked handsome and confident and from the corner of her eye she saw Corin tilt her head toward him lovingly.

– Что как? Как мы узнали, куда идти? – Натан нервозно поглаживал подбородок. – Нас вела сюда путеводная звезда, – он улыбнулся и вальяжно откинулся на спинку кресла, довольный своим ответом. Освещённый танцующими языками пламени, с мерцающими тенями на лице, он сейчас казался особенно величественным и уверенным в себе. Краем глаза Карисма заметила, что Корин склонила к нему голову и не отрывает от него влюблённого взгляда.

It was at moments like these that Charisma began to harbour suspicions about Nathan, Siobhan and Corin. Who were they really? What was the great book? Was Siobhan truly a virgin about to give birth at the end of one period of time and at the start of another? Charisma mulled it all over for a microsecond, long enough to convince herself she didn't believe a word of it.

В такие моменты, как сейчас, Карисма испытывала особенно сильные подозрения в отношении Натана, Шивон и Корин. Кто же они на самом деле? Что это за великая книга? Что за странная девственность у Шивон, которой вот-вот пора рожать, и это событие должно стать концом одной эпохи и началом другой? Она задумалась обо всём этом лишь на долю секунды. Но этой доли секунды было достаточно, чтобы твёрдо решить: здесь нельзя верить ни одному слову.

As she climbed the stairs to bed, the student thought that the whole thing was an elaborate fraud and as she slipped into her sleeping bag beneath the duvet agreed that they were really nothing more than a bunch of chancers. Still, she thought to herself, just as she drifted down toward waiting dreams, she couldn't explain how all the people had known to descend on the farm and of the 'virgin's' presence.

Поднявшись наверх в спальню, она вдруг подумала, что всё это вероучение на самом деле тщательно спланированное мошенничество. И, залезая в свой спальный мешок под пуховым одеялом, она уже была полностью уверена, что вся эта компания не более, чем кучка авантюристов. Но всё-таки, подумала она, закрыв глаза и приготовившись ко сну, откуда же столько народа могло узнать, что приходить надо именно на эту ферму, и что здесь находится эта «дева»?

The snow slowly melted as the out-of-sync seasons made their way toward a Spring of sorts. The sun made a belated appearance at the start of September and Siobhan gave birth to a boy, difficult and anguished and tended by the unflappable Corin on the 21st. The boy was subsequently called Nu and the day commemorated as 'The Time of Light' decreed by Nathan and as foretold, of course, in The Great Book. The believers celebrated for several days.

Дни шли своим чередом, снег потихоньку начал таять. На землю, сбитую с ритма времён года, стало приходить какое-то подобие весны. Солнце в конце сентября наконец порадовало своим запоздалым теплом, и Шивон двадцать первого числа родила мальчика. Хладнокровная «Повитуха» Корин действительно неплохо сумела принять роды, несмотря на то, что они оказались трудными. Мальчика назвали Ню, и Натан издал указ, чтобы этот день в дальнейшем праздновался, как «День света», который, конечно, был предсказан в Великой Книге. Община праздновала это событие несколько дней.

Meantime the settlement of Ishleesh had grown to a village of over 300. Rough wooden houses had sprang up everywhere and the people combined to organise a thriving community that quickly became self-sufficient and supportive. There were, for instance, several doctors that tended to the sick and people of other expertise who combined to guarantee food and the means of survival.

Тем временем, население Ишлиша уже перевалило за триста человек. Скромные деревянные домики вырастали повсюду, и община постепенно становилась процветающей и самодостаточной, и жила по принципу взаимовыручки. Здесь, например, проживало несколько врачей, к которым больные всегда могли обратиться за помощью. Были и люди многих других профессий. Объединяя свои усилия, они добывали еду и поддерживали своё существование.

Soon, the snows returned and the world drifted back to winter after brief spring.

Вскоре опять пошёл снег, и мир после короткой весны снова вернулся к зиме.

Charisma took her duties as the Maid seriously enough to convince the others of her loyalty. She went about her business with quiet efficiency. But, deep inside, no matter how hard, she tried she could never quite believe in the Nathan directed Shangri-la in which she now lived. She never believed that the baby was anything more than an ordinary baby born to a woman with the help of an unnamed and as yet, anonymous man. He cried too loud and hard to be a Messiah she had thought from the first day she bathed him.

Карисма добросовестно исполняла обязанности Горничной, и ни у кого не было сомнений в её личной преданности. Работа спорилась в её руках. Но глубоко в душе она, как ни старалась, не могла полностью уверовать в эту «Шангри-ла», руководимую Натаном, в которую она попала. Она не верила, что вот этот малыш был чем-то бо́льшим, чем просто ребёнок, рождённый обычной женщиной от неизвестного пока мужчины. Его плач был слишком громким и пронзительным для мессии. Об этом Карисма подумала в первый же день, когда понадобилось его купать.

Yet, despite her doubts she never voiced a word of dissent. For her trouble and because she was known and respected and held in high esteem as the 'Angel In The Snow' and 'The Maid', she was fed from the harvest and lived in the comparative luxury of a sturdy farmhouse with her own bedroom. In Ishleesh people stepped aside when she approached and no one dared say anything to her unless she spoke first, she was truly at the centre of worship.

Однако, несмотря на сомнения, она ни разу не выражала вслух своё несогласие. Ей не хотелось неприятностей, да и слишком уж хорошим было её положение на ферме в почётной роли «Ангела в снегу» и «Горничной». У неё было вдоволь пищи, и жила она сравнительно роскошно в добротном фермерском доме, где имела собственную кровать. Жители Ишлиша всегда расступались перед ней, и никто не смел заговорить с ней первым. Ей здесь действительно отдавалось немалое почтение.

Maybe, in the end, she was willing to be corrupted and conspire with the others for the comfort she had grown to enjoy and the prestige in which she was held. It was certainly easier than carrying out backbreaking work in the fields like the other women and men or living in the poorly constructed shacks of the followers.

Наверное, в будущем этот комфорт её окончательно развратит. Она будет плести интриги, вступать в заговоры, лишь бы только сохранить своё престижное положение. Ведь такая жизнь гораздо легче, чем у рядовых женщин и мужчин, проживающих на ферме, вынужденных в поте лица трудиться день и ночь, и жить в своих скромных лачугах.

8. The Other Side of the Universe

8. Другая сторона Вселенной

She missed Carl, and heard rumours of people, who challenged in any way Nathan's authority, being intimidated by his four burly henchmen. She even heard of one man called Jesse who was reportedly beaten to a pulp and had to be tended by two of the doctors. Jesse, his wife and children later disappeared from Ishleesh their tiny shack emptied of its human cargo and belongings.

Она тосковала по Карлу, и прислушивалась к любым сплетням, которые хоть как-нибудь подрывали бы авторитет Натана. Но люди очень неохотно о нём говорили, потому что четверо дюжих охранников держали всю общину в страхе. До неё однажды дошёл слух, что один мужчина, по имени Джесси, был зверски избит, и ему пришлось обратиться к врачам. Потом Джесси, его жена и дети исчезли из Ишлиша, и их личные вещи исчезли тоже.

And all the time,all she had to do was help Siobhan look after little Nu and show deferrence to Nathan.

Всё это время единственной её обязанностью было помогать Шивон по уходу за маленьким Ню и выражать Натану свою преданность.

For a great deal of the time she was left to her own devices and she had began to keep her own journal recounting this struggle for survival in a world without electricity or natural resources. While she wrote her 'Chronicles Of The End Of Time', Nathan wrote his sermons and quoted from his 'Chronicles'.

Значительную часть времени она была предоставлена самой себе, и начала вести дневник, в котором осмысливала всё происходящее – борьбу людей за выживание в мире без электричества и природных ресурсов. Пока она писала свои «Хроники конца времён», Натан писал свои проповеди с обильными цитатами из его «Хроник».

One night, unable to sleep and after standing by her bedroom window wondering how many stars there actually were in the sky, Charisma crept downstairs. She was surprised at this late hour to find Nathan fast asleep in his armchair. The fire had faded to pretty coloured embers and a glass of whisky sat forlorn on one arm of the chair, the Great Book perched mockingly on the other.

Однажды ночью, когда ей не спалось, она долго стояла у окна, задумываясь, сколько же на самом деле звёзд на небе. Постояв и посмотрев на звёзды, она тихонько спустилась по лестнице вниз и, к своему удивлению, обнаружила там Натана, который крепко спал, сидя в кресле. Огонь почти потух, оставив лишь тлеющие угольки. Недопитый бокал виски стоял на одной ручке кресла. А на другой, дразня и маня, лежала Великая Книга!

Charisma tilted her head in the semi-gloom and saw Nathan's craggy features bisected by the small flickers of light from the fire. He looked so peaceful, she thought, almost attractive and she at once thought of Corin and looked up at the ceiling with her eyes. She smiled at her foolishness, as if Corin might know what she was thinking, besides while she might find Nathan handsome in the darkness she was hardly in love with a man she believed to be no more than a charlatan. He spoke, she believed, utter rubbish and she did harbour terrible thoughts about the three people she shared the farmhouse with. They were in her eyes frauds, and they were deceiving all these poor zealots. No matter that Charisma played along with it all startingly well. An Oscar winning performance of subservient co-operation with her fellow confidence tricksters.

В полумраке было нелегко рассмотреть его угловатые черты лица, наполовину освещённого остаточным огнём очага. Но выглядел он совершенно расслабленным и, как показалось Карисме, чертовски привлекательным. Она тут же вспомнила про Корин, и прислушалась, нет ли её поблизости. А потом улыбнулась от такой своей глупой мысли. Каким бы красивым человек ни казался в темноте, она никогда не смогла бы влюбиться в того, кого считает мошенником. Она воспринимала его проповеди, как совершенную чепуху. И вообще она с большим недоверием относилась ко всем этим троим, которые живут с ней в одном доме. В её глазах они были лжецами, одурачивающими наивных простачков. Правда она здесь тоже неплохо играет свою роль. Ну что ж, вот такой получился приключенческий фильм, который потянет на премию Оскар, где ей досталась роль соучастницы банды аферистов.

She moved to waken Nathan but stopped short and stared down on the Great Book he called The Chronicles. The magnificent leather-bound book with the word Ishleesh embossed on it in gold.

Она собралась было разбудить Натана, но вдруг передумала, и её взгляд упал на Великую Книгу, которую он называл «Хроники», великолепный том в кожаном переплёте со словом «Ишлиш» рельефными золотыми буквами.

The student tiptoed toward the Father, pulling up just short as she loomed over him steeped in the light thrown off by the fire. She reached forward her hand trembling and lifted the Great Book. She stroked its leather cover and then she held it at eye level so that she could read it in the poor light and casually flicked open the book. Peering and squinting at the page in front of her she quickly realised and was horrified to discover that it was actually a copy of The Wizard of Oz by L. Frank Baum. This wasn't some great and majestic theological work like the Torah, Quoran, Bible Old or New Testament - no - this was beyond that, this was...The Wizard of Oz.

Девушка на цыпочках подошла ближе к Пастырю, тщательно изгибаясь всем телом, чтобы не отбросить тени от огня. Дрожащей рукой она взяла Великую Книгу, погладила её кожаную обложку, поднесла к глазам, повернув к тлеющему очагу, чтобы можно было хоть что-нибудь прочитать, и открыла на случайной странице. Напряжённо вглядываясь в текст, она вдруг к своему невероятному изумлению обнаружила, что книга эта является всего лишь романом Фрэнка Баума «Удивительный волшебник из страны Оз». В её воображении рисовалось грандиозное богословское творение, что-нибудь подобное Торе, Корану, Библии. Но нет... Всего лишь «Удивительный волшебник из страны Оз».

Startled, eyes wide, Charisma almost immediately replaced the book on the arm of the chair and was about to turn away when Nathan stirred and coughed.

Испугано и широко раскрыв глаза, она немедленно положила книгу обратно на ручку кресла, и уже собиралась уходить прочь, когда Натан зашевелился и закашлял.

"Maid?" he said sleepily and stretched out his hand. She hesitated and then reached forward and clasped his hand in hers. "What brings you here?"

– Горничная? – сонно сказал он, протягивая руку. Она, поколебавшись, подошла и крепко сжала его руку. – Что стряслось?

"I...I...came to see if you were here" she said hastily.

– Я... я просто услышала, что Вы здесь, и мне очень захотелось Вас увидеть, – поспешно проговорила она.

"Why?" he asked pulling himself up with the help of her hand.

– Зачем? – спросил он, пытаясь сесть в кресле ровнее, оперевшись на её руку.

"To ask you."

– Хотела спросить.

"Ask me? Ask me what?"

– Спросить? О чём спросить?

Charisma pulled her hand free and walked back toward the door and then back toward Nathan.

Карисма освободила руку, отошла к двери, но затем вернулась ближе к Натану.

"It has always puzzled me how the people knew to come here, to Ishleesh, I wanted to ask for you, you are wise you would know, I thought to myself. Tonight all these thoughts raced through my head and I could not sleep. I came down for water and found you here asleep."

– Мне всегда казалось загадкой, как люди узнали, что надо приходить сюда, в Ишлиш. Я хотела спросить Вас. Я вижу, что Вы мудрый человек и должны знать. В эту ночь меня одолевали мысли об этом, и я не могла заснуть. Я спустилась за водой, и увидела, что Вы спите в кресле.

It was difficult for her to pick-up on his body language and she peered into the gloom searching for his eyes. Nathan stood and stretched.

Ей было трудно понять язык его тела, и поэтому она напряжённо всматривалась в полумрак, чтобы встретиться с ним глазами. Натан встал и вытянулся.

"It is foretold" he said at length. "Is that not enough, it is not for us to question these things. We cannot question the Chronicles" "Of course not, I am sorry to have bothered you with this at this late hour."

– Это было предсказано, – ответил он после длинной паузы. – Может быть этого и недостаточно, но не нам судить о таких вещах. Мы не вправе ставить под сомнение написанное в «Хрониках».

– Конечно, нет. Извините, что потревожила Вас в столь поздний час.

Charisma made to move and Nathan grabbed her arm. His grip was gentle and he smiled at her.

Карисма собралась уходить, но Натан взял её за руку. Взял нежно и посмотрел на неё с улыбкой.

"You don't have to worry about such things Charisma, it's all taken care off."

– Тебе не нужно об этом беспокоиться, Карисма. Всё находится под непрестанным попечением свыше.

"Of course" she agreed and forced a smile in return, wriggled free of his grasp and made her way out to the kitchen.

– Конечно, – согласилась она, взглянув на него с ответной улыбкой, и, освободив руку, удалилась на кухню.

She poured herself a glass of water, her hand shaking.

Дрожащими руками она налила себе стакан воды.

"Charisma?" His voice startled her as he stood at the kitchen doorway. "Goodnight".

– Карисма, – он стоял на полпути к кухне, и его голос сильно напугал её. – Спокойной ночи!

Nathan turned away and as she stood there gulping water she heard his footsteps climb the stairs and then recede as he made his way along the upstairs corridor to his bedroom where, Charisma imagined, Corin lay waiting.

Натан ушёл. Судорожно глотая воду, она слышала как он поднялся по лестнице, а затем прошёл по коридору в свою спальню. Она уже вообразила, как Корин лежит и ждёт его.

Just as she turned to enter her bedroom she heard Corin's voice drift from Nathan's room.

Через минуту, уже подойдя к своей двери, она услышала голос Корин, доносящийся из комнаты Натана.

"Where have you been? I've been waiting for you."

– Где ты был? Я ведь жду тебя.

9. Strangers in the Snow

9. Незнакомцы в снегу

The student found it incredibly difficult to sleep, so much raced around her head. She couldn't, try as hard as she might, believe in all the mumbo jumbo that Nathan preached to those poor deluded settlers. The Time of Light, the new Messiah, Year Zero, The Maid, The Virgin, The Midwife, the fucking angel in the snow, it all seemed so plausible, yet so totally fraudulent. Finding the 'The Great Book' or 'Chronicles' and opening it to discover L. Frank Baum's Wizard of Oz convinced her, if she needed convincing, of deception. Nathan, she was now sure, was a con man.

Спать было совершенно невозможно, всё пережитое не выходило из головы. Карисма никакими усилиями не могла уверовать во всю эту мумбу-юмбу, которую Натан проповедовал одураченным поселенцам. «Время света», «Новый мессия», «Нулевой год», «Горничная», «Дева», «Повитуха», этот чёртов «Ангел в снегу» – всё это звучало очень торжественно, но при этом совершенно фальшиво. А теперь, когда оказалось, что Великая Книга «Хроники» это всего лишь «Удивительный волшебник из страны Оз», это стало окончательным доказательством обмана, если только вообще требовалось такое доказательство. Не было никаких сомнений, что Натан мошенник.

How difficult it would now be to pray with them, to collude with them, to be The Maid. This was her dilemna, she was really grateful for the privleged position she held, but how long must she go along with it and at what price? All she had to do was pretend to believe and continue to be looked after in the comfort of the farmhouse, that's all, but it was now becoming too much of a strain. How she wondered, would she be able to cope. A tear ran from the corner of her right eye.

Теперь ей невероятно трудно будет молиться вместе с ними, соучаствовать в их грязных делах, быть Горничной. С другой стороны, она благодарна за своё привилегированное положение в этой общине. Вот только как долго оно продлиться, и какую цену придётся заплатить? Всё, что она должна делать, это притворяться верующей, и жить в комфорте под постоянным присмотром. Неужели отсюда никак не вырваться? По её щеке покатилась слеза.

How she wished her iPogine would work again, how she longed to play Guns N' Roses Chinese Democracy, Siratosfear The Planets Come Calling - decribed by High Point as the best industrial metal string ever, The Sex Pistols Anarchy in the UK ( nano technique mixed). How she missed her world cinema collection and how much was she looking forward to the Japanese remake of The Grudge.

Она бы всё отдала, чтобы только снова заработал её маленький iPod. Ей безумно захотелось послушать "Chinese Democracy" группы Guns N' Roses или "The Planets Come Calling" группы Siratosfear. Про последнюю песню она читала в журнале "High Point", что это лучшая композиция в стиле индастриал-метал со времён песни "Anarchy in the UK" группы Sex Pistols (нано-техно-микс). Она сильно скучала по своей коллекции мирового кино, и всё ожидала, когда же выйдет японский ремейк фильма «Зависть».

Charisma hated the noir music, the airy sweet melodic yukky funky stuff she had called 'darkshit' that made most people dance as if they were in a trance, but they weren't really. The music that made people of her age go all sort of gooey and that was a good way to decribe the dance nights at The Overdrive. She much preferred scream terror or armageddon rock which they played constantly at Apocalypse at the top of West Nile Street. She sighed, wiped the tears from her eyes realising that she would never again sit with a book and enjoy an americano in Gino's in Union Street. Never again would she set off on the bullet train the RSD900 to Edinburgh Double X from Glasgow's Third Station. A journey which could now be completed in 12 minutes. Then she recalled how she used to lie in bed in the darkness after a hard day's studying listening to her favourite music - Mariast.

Карисма ненавидела музыку в стиле нуар, слащаво-томное звучание, которое она называла «отстой», и от которого люди начинали двигаться, как будто они в трансе, хотя они вовсе не были. Такая музыка приводила людей её возраста буквально в исступление, и это самое мягкое слово, которым можно описать вечеринки в клубе "Overdrive". Ей гораздо больше по душе был скрим-террор или армагеддон-рок, который постоянно играли клубе "Apocalypse" на улице Вест-Найл-стрит. Она вздохнула, вытерла слёзы, понимая, что никогда больше не посидит с книгой, не попьёт американо в заведении у Джино на Юнион-стрит. Никогда больше она не сядет на скорый поезд RSD900 до станции "Double X" в Эдинбурге, отправляющийся от «Третьей станции» Глазго. Такое путешествие занимало всего двенадцать минут. Она вспомнила, как любила полежать в кровати в темноте после трудного учебного дня, и поставить свою любимую музыку – Mariast.


© 2020 – Вавилонист